Препараты и технологии для инъекционной косметологии
Справочная: 8-800-333-18-19

Коррекция инволютивных изменений шеи нитями на основе ПДО.

14 февраля 2019

Авторы:


Старкова Елена Юрьевна – Пластический хирург, председатель Европейской Школы Тредлифтинга, главный врач УЦ Beauty Expert Academy, врач-дерматокосметолог, тренер-методист международного класса






Оразов Мекан Рахимбердыевич – доктор медицинских наук, профессор кафедры акушерства и гинекологии с курсом перинатологии РУДН, врач клиники Beauty Expert Academy






Справедливости ради следует отметить тот факт, что современная цивилизация при всех ее плюсах и минусах достигла небывалого ранее факта – ускорения темпов увеличения продолжительности жизни. Прогнозы ООН впечатляющи: совсем скоро, к 2025 году лиц старше 60 лет на Земле станет не менее 1,2 млрд., а еще через четверть века соотношение «дети: пожилые» достигнет значения 1:2. Этот феномен, особенно ярко проявляющийся в развитых странах, уже получил название в официальной демографии – «постарение населения». Как и во всем прогрессивном мире, население стареет и в России: каждый пятый гражданин нашей страны – старше 60 лет, а средняя продолжительность жизни россиянки – 76,2 года [1].


Следует отметить, что на протяжении последних полутора сотен лет «человеческий век» постепенно увеличивался, и сегодня ВОЗ считает молодым человека при возрасте от 25 до 44 лет, а средним возрастом – 45–59 лет [2,3].


Вместе с продолжительностью жизни естественно удлинился интервал времени, в течение которого женщины стремятся сохранить молодой внешний вид, возлагая ответственность за это, прежде всего, на кожу лица.


Женщина в любом возрасте стремится быть привлекательной, но особенно много усилий прилагает к этому в переходном климактерическом возрасте. Кожа – один из наибольших органов организма, связанные со старением изменения заметны на ней в первую очередь.


На сегодняшний день установлен факт – ухудшение состояния кожи лица и шеи – с возрастом отмечают большинство пациенток. Вне всякого сомнения, на возрастные изменения кожи оказывают влияние генетические, экологические и гормональные факторы [4].


Безусловно, кожа является одним из важнейших органов-мишеней для половых стероидов. В исследованиях N. Raine Fenning установлено, что классический путь связан с прямым взаимодействием эстрогена со специфическим внутриядерным рецептором  с последующей регуляцией генной транскрипции клеток кожи [5].


Аналогичного мнения придерживаются и другие авторы – M. Muramatsu et. аl., по данным которых доказано, что рецепторы к эстрогенам представлены практически во всех структурах кожи: в кератиноцитах, в клетках Лангерганса, меланоцитах, фибробластах, сальных железах и кровеносных сосудах [6]. Понятно, что экспрессия эстрогеновых рецепторов в отдельных областях различна.


В исследованиях другой степени доказательности было обнаружено значительно большее количество рецепторов к эстрогенам в коже лица и шеи, чем например, в коже молочных желез или бедер [7]. Исследователи сделали вывод о том, что в большинстве структур кожи эстрогеновые рецепторы (ЭРa) представлены шире по сравнению с ЭРb, но в то же время, например, в сальных железах экспрессия обоих типов ЭР сходна [7].


Небезынтересными оказались данные S. Verdier Sevrain et. аl., которые отмечают, что эстрадиол усиливает пролиферацию кератиноцитов, экспрессирующих оба типа рецепторов, но в физиологических концентрациях в большей мере повышает ЭРb в этих клетках эпидермиса [8]. Поэтому абсолютно справедливо в гормональной поддержке нормальной структуры кожи  место эстрогенов,  как ключевого игрока овариального стероидогенеза.


Результатами морфологических исследований показано, что эстрогены сохраняют каркас дермы за счёт мотивирования фибробластов к постоянному обновлению коллагеновых и эластиновых волокон. Между тем, важно подчеркнуть, что фибробласты ответственны за синтез внеклеточного матрикса и биологически активных веществ, в частности ферментов, обновляющих коллаген и эластин [9,10]. Именно эти энзимы разрушают «состарившиеся» коллагеновые волокна и гиалуроновую кислоту и ускоряют образование новых молекул. Получается, что фибробласты являются «главными создателями» молодых коллагеновых и эластиновых волокон, формирующих основной каркас кожи; они поддерживают её плотность и эластичность, предотвращая тем самым атрофию кожных покровов и появление морщин [11,12].Одной из актуальных задач эстетической медицины является  предупреждение и лечение возрастных изменений кожи шеи [13,14]. Следует признать, что  зоны шеи и декольте – это действительно «визитная карточка» женщины.  Старение кожи шеи происходит интенсивнее, чем кожи лица [13,14].


Следует признать, что область шеи находится в фокусе внимания пластических хирургов и косметологов из-за ряда особенностей и сложностей в работе [15,16].


Эстетические признаки увядания кожи, такие как – морщины шеи, продольные и поперечные, появляются по мере потери эластичности кожи после 40 лет, именно в период дефицита половых стероидов. Кольцевидные морщины и складки на шее у полных людей обусловлены конституционально или генетически и могут появиться сравнительно рано [15,16].


Примером генетической предрасположенности являются кольцевидные морщины, на короткой шее заметные уже в юношеском возрасте [16].


В отечественных публикациях показано, что у женщин, с нормостеническим и астеническим конституциональным типом развития, особенно с тонкой кожей, морщинистость и дряблость кожи верхней половины шеи и подподбородочной области обусловлены хроностарением, и появляются к 40 годам и заметно прогрессируют после 50-55 лет [17].


Наиболее важные, достоверные и основополагающие признаки при установлении возраста — морщины. Визуальный метод предполагает регистрацию места их расположения, определение вида, глубины и степени их выраженности.


Клиническо-эстетические факторы, индуцирующие иволютивные изменения шеи.


1.  Уменьшение шейно-подбородочного угла (менее 105°).

2.  Изменение контура нижней челюсти за счет снижения эластичности кожи, атонии платизмы, перераспределения латеральных и медиальных поверхностных нижнечелюстных жировых пакетов, формирования выраженной губоподбородочной складки.

3.  Уменьшение угла нижней челюсти.

4.   Уменьшение выраженности подбородочного выступа.

5.   Увеличение переднего размера шеи


Классификация возрастных изменений кожи шеи по R. Bazin и Е. Doublet (2007)


В зависимости от преобладания тех или иных возрастных симптомов  выделяют несколько вариантов инволюционных изменений кожи шеи:


1.  Избыток и морщинистость (снижение тургора) кожи шеи и подподбородочной  зоны, при этом шейно-подбородочный угол хорошо выражен, скопления  жировой клетчатки отсутствуют, определяется хороший тургор m. platysma.

2.  Птоз кожи без излишнего скопления подкожного жира с появлением или усугублением горизонтальных складок.

3.  Выраженная аккумуляция подкожного жира с деформацией формы шеи.

4.  Выраженные вертикальные тяжи растянувшейся платизмы с аккумуляцией подкожного жира и без него [18].


Классификация возрастных изменений кожи шеи и декольте по Бейкеру (Baker DC.2008)

I степень – незначительное снижение эластичности кожи шеи, слабовыраженный второй подбородок, контур нижней челюсти не изменен;

II степень - умеренное снижение эластичности кожи шеи, изменение контура нижней челюсти, формирование второго подбородка;

III степень – умеренное снижение эластичности кожи шеи, выраженные изменения контура нижней челюсти, снижение тонуса платизмы;

IV степень - дряблая, атоничная кожа шеи с глубокими круговыми морщинами, значительные изменения контура нижней челюсти, второй подбородок, выраженные тяжи платизмы[19].


В зарубежной литературе наиболее часто используется классификация GlogauR.G. (1997), согласно которой следует различать:


1.  Слабые (mild) морщины (возраст 28-35 лет) — незначительное количество морщин, отсутствие кератоза;

2.  Умеренные (moderate) морщины (возраст 35-50 лет) — раннее формирование морщин, желтоватый цвет лица с ранним актиническим кератозом;

3.  Выраженные (advanced) морщины (возраст 50-60 лет) — постоянные морщины, неравномерная пигментация кожи с телеангиэктазиями и актиническим кератозом;

4.  Глубокие (severe) морщины (возраст 65-70 лет) — глубокие морщины, признаки фотостарения, гравитационные и динамические складки и борозды, актинический кератоз с наличием или отсутствием злокачественных новообразований [20].


В настоящее время в руках специалистов эстетической медицины имеется широкий спектр методов для коррекции инволюционных изменений кожи шеи: начиная с уходов и пилингов, завершая терапевтическими (иньекционные, аппаратные) и хирургическими подходами [13,14]. Но важно понять, что для получения хороших результатов необходимо четко дифференцировать признаки и стадии инволюции кожи и состояние стероидного статуса организма [21].


Одним из методов для патогенетического лечения возрастных изменений кожи шеи является применение биостимулирующих нитей на основе ПДО .


Результаты проспективного морфологического плацебо-контролируемого исследования показали, что в основе морфогенетической перестройки кожи после имплантации нитей на основе полидиоксанона лежит активация механизмов репарации через воспалительную реакцию. Данный процесс проявляется ангиогенезом через стимуляцию экспрессии васкуло-эндотелиального фактора роста и реорганизацией сосудистого русла кожи, а стимуляцией собственного резерва клеток фибробластического ряда – через активацию стромальной васкулярной фракции. Следует отметить, что помимо активации неоколлагеногенеза, ведущего к реструктуризации дермы и эпидермиса, введение нитей на основе полидиоксанона оказывает позитивное влияние на баланс матричных металлопротеиназ, ограничивая механизмы деградации и способствуя накоплению матрикса соединительной ткани дермы [22].


Имплантация базовыми нитями на основе ПДО шеи начинают с вертикальной подкожной постановки на иглах носителях 29Gх50мм, 27Gх60мм, реже 25Gх90мм, с расстоянием 1-2 см, затем по всей площади передне-боковой поверхности шеи имплантируются нити меньшего размера на иглах 29Gх40мм, 29Gх50мм в направлении от центра к периферии (Рис. 1).


Необходимо обратить внимание на то, что базовые нити, направленные вправо, вводятся чуть левее средней линии и наоборот. Только в таком варианте проксимальные концы нитей расположатся по центру шеи, и в этой зоне будет достаточная плотность материала для реализации максимального эффекта стимуляции кожи.



Рис. 1 Схемы имплантации нитей на основе ПДО


Заключение.


«Не давать людям состариться» —была основной идеологией Наполеона Бонапарта, но сегодня, вне никакого сомнения и наша основная задача. Основная антивозрастная стратегия у женщин перименопаузального и менопаузального возраста должна начинаться с профилактики и коррекции менопаузальных расстройств, с позиции безопасности и эффективности.  Следует помнить, о том, что устранение последствий эстрогенного дефицита, позволяет добиться долгосрочных результатов улучшения качества и продолжительности жизни женщин.Восполнение дефицита эстрогенов в пери- и постменопаузе успешно решается посредством назначения менопаузальной гормональной терапии (МГТ). Ее основной целью является обеспечение минимальных физиологических концентраций гормонов, необходимых для поддержания гомеостаза в организме женщины в период их дефицита. Для этого используются исключительно натуральные гестагены и эстрогены, причем из эстрогенных гормонов предпочтение отдают наиболее активно влияющему на метаболические процессы 17-b-эстрадиолу.


В своей клинической практике мы все чаще используем трансдермальные эстрогены. «ЭСТРОЖЕЛЬ» — это гелевая форма 17-b-эстрадиола, предназначенная для трансдермального применения. Трансдермальные формы эстрадиола быстро проникают через кожу и постепенно поступает в системный кровоток. Это позволяет обеспечивать стабильную концентрацию гормона в плазме крови. Кроме того, трансдермальное применение дает возможность избежать эффекта первичного прохождения через печень. Не метаболизируясь в печени, трансдермально введенный эстрадиол обеспечивает физиологическое соотношение эстрадиол/эстрон. Трансдермальное применение эстрогенов снижает риск развития артериальной гипертензии, холелитиаза, нарушения карбогидратного метаболизма, гипертриглицеридемии. Следует подчеркнуть, что трансдермально введенный 17-b-эстрадиол снижает резистентность организма к инсулину.


Коррекция возрастных изменений кожи шеи занимает важное место в эстетической медицине. Клиницисты при оказании помощи данной категории пациенток должны помнить, что эстетические процедуры  на фоне гипоэстрогении будут малоэффективны. Использование биостимулирующих нитей на основе ПДО является эффективным способом лечения инволютивных изменений шеи.


Список литературы


1.  Оразов М.Р., Радзинский В.Е., Токтар Л.Р. Генитоуринарный менопаузальный синдром (учебное пособие) М.: издательство РУДН, 2018. – 125с.

2.   Кувшинова О.А. Проблемы социального конструкта пожилого возраста // Вестник Томскогогосударственного университета. 2012. №1 (17).С. 24–30.

3.  Skeet M. Protecting the health of the elderly. WHO,1983. 62 p

4.  Веропотвелян П.Н, Юрьева Л.Н., Веропотвелян Н.П., Воленко Н.В., Пивнева Н.В. Климактерические расстройства и их терапия // Здоровье женщины. – 2012. – № 4 (70). – С. 158–165.

5.  Raine Fenning N.J., Brincat M.P., Muscat Baron Y. Skin aging and menopause: implications for treatment //Am. J. Clin. Dermatol. – 2003. – Vol. 4. – P. 371—384.

6.  Muramatsu M., Inoue S. Estrogen receptors: how do they control reproductive and non-reproductive functions? // Biochem Biophys. Res. Commun. – 2000. – Vol. 270. – P. 1–10.

7.  Thornton M.J., Taylor A.H., Mulligan K. et al. The distribution of estrogen receptor beta is distinct to that of estrogen receptor alpha and the androgen receptor in human skin and the pilosebaceous unit //J. Invest. Dermatol. Symp. Proc. – 2003. – Vol. 8. – P. 100–103.

8.   Verdier Sevrain S., Yaar M., Cantatore J. et al. Estradiol induces proliferation of keratinocytes via receptor mediate mechanisms // FASEB J. – 2004. – Vol. 18. – P. 1252–1254.

9.  Prikhnenko S. Polycomponent mesotherapy formulations for the treatment of skin aging and improvement of skin quality // Clin. Cosmet. Investig. Dermatol. 2015. Vol. 8. P. 151–157. [PMID: 25897252.]

10.   Sparavigna A., Tenconi B., De Ponti I. Antiaging, photoprotective, and brightening activity in biorevitalization: a new solution for aging skin // Clin. Cosmet. Investig. Dermatol. 2015. Vol. 8. P. 57–65. [PMID: 25709488.]

11.   Юренева С.В., Ильина Л.М., Муллабаева С.М. Кожа и половые гормоны (эффекты менопаузы и заместительной гормональной терапии) // Акушерство и гинекология. 2010. № 6. С. 16–22.

12.  Зильберберг Н.В., Бриль Ю.А. Механизмы возрастных изменений кожи и возможности их коррекции посредством пероральных контрацептивов, содержащих хлормадинона ацетат//StatusPraesens. Гинекология. Акушерство. Бесплодный брак. 2015. № 2 (25). С. 112-117. 

13.  Кирсанова Л.В. Фракционный фототермолиз и инфракрасный термолифтинг в области шеи у женщин: сравнительный анализ/Кирсанова Л.В., Аравийская Е.Р., Соколовский Е.В., Соколов Г.Н., Тишков А.В., Богатенков А.И.//Экспериментальная и клиническая дерматокосметология./Издательский дом «Русский врач», М., 2014. № 2, С. 7-11

14.  Кирсанова Л.В. Возрастные изменения области шеи и методы их косметологической коррекции (часть 2)//Вестник эстетической медицины. 2012. Т. 11. № 3. С. 46-54.

15.  Каррадерз, А. Коррекция области шеи / А. Каррадерз, Д. Каррадерза //Ботокс. – Из-во: Рид Элсивер (совместно с издательством «Практическая Медицина»), 2009. – С. 50-56

16.  Колиева, М.Х. Возрастные изменения шеи и области декольте. Взгляд дерматокосметолога / М.Х. Колиева, М.П. Чернышова // Эстетическая медицина. – 2010. – Т. 9, № 4. – С. 431-439

17.  Имаева, Н.А. Морщины шеи и декольте: «деликатные» зоны, щадящее воздействие / Н.А. Имаева // Kosmetik international. – 2013. – № 5. – С. 54-57.

18.  Bazin, R. Skin Aging Atlas. Caucasian type / R. Bazin, E. Doublet // Med’com publishing. – 2007. – Vol. 1. – Р. 58-66

19.  Baker DC. Lateral SMA Sectomy, plication and short scar facelifts: indications and techniques. Clin Plast Surg 2008, 35 (4), рр. 533–550

20.  Glogau R.G. Physiologic and structural changes associated with aging skin // Dermatologie Clinics. 1997. № 15(4). P. 555 — 559.

21.  Юсова Ж.Ю. Изменение микроциркуляторного русла и инволюционные изменения кожи / Ж.Ю. Юсова, В.Н. Баранов, Н.Н. Потекаев // Эстетическая медицина. – 2010. – Т. 9, № 4. – С. 423-428.

Оразов М.Р. Клеточные и молекулярные механизмы cтимуляции кожи после имплантации нитей на основе полидиоксанона/ Сулаева О.Н., Старкова Е.Ю.// Хирургическая практика. 2017. 





8-800-333-18-19
Для подписки на рассылку укажите свой e-mail